Доктор наук из Тюмени изучает влияние COVID-2019 на сердечно-сосудистую систему

В Год науки и технологий в рубрике «Женщина в науке» – Елена Ярославская, доктор медицинских наук, ведущий научный сотрудник, врач ультразвуковой диагностики, заведующая лабораторией инструментальной диагностики научного отдела инструментальных методов исследования Тюменского кардиологического научного центра – филиала Томского НИМЦ РАН, рассказала о своем исследовании, в ходе которого изучает влияние COVID-19 на сердечно-сосудистую систему, а также о том, как врачебная практика привела ее в науку. 

Не думала ни минутки

«На самом деле, учиться в Медакадемию (Омская государственная медицинская академия. — Прим. ред.) на педиатра я пошла по совету мамы. Я ей за это очень благодарна, потому что медицина — это такая область, где себя сможет найти каждый», — говорит заведующая лабораторией инструментальной диагностики научного отдела инструментальных методов исследования Тюменского кардиологического научного центра – филиала Томского НИМЦ РАН.

Через два года после выпуска Елена Ярославская решила сменить профиль и стала врачом функциональной диагностики в Омской областной клинической больнице, где проработала почти 10 лет.

«Это все было очень интересно, потому что Областная больница — место, куда стекается вся «патология» региона, там очень быстро приобретаешь опыт, знания, навыки. И в какой-то момент понимаешь, что как специалист достиг потолка. Тогда я и открыла для себя науку. На материалах кардиохирургического отделения я написала кандидатскую», — рассказывает ученая.

Ведущей организацией во время защиты кандидатской диссертации у Елены Ярославской был Тюменский кардиологический научный центр, куда ее после защиты и позвали на работу.

«Я ни минутки не думала, сменила место работы, переехала из Омска в Тюмень. И ни разу об этом не пожалела. Наука дала мне возможности для дальнейшего развития», — говорит Елена Ильинична.

COVID-2019 как вызов

Сейчас Елена Ярославская является одним из инициаторов и ответственным исследователем «Проспективного наблюдения пациентов, перенесших COVID-19-ассоциированную пневмонию». Ученая вместе с коллегами занимается обследованием уже выписавшихся из стационара после болезни. 

«Было и страшно, и интересно одновременно. Потому что приходишь на работу и даже боишься без перчаток за ручку взяться, не знаешь же, как этот вирус передается. Когда надеваешь средства индивидуальной защиты впервые, тоже странно. Но в то же время очень любопытно. Мы воспринимали это как вызов, как новые возможности. Это ощущение помогло мобилизоваться и начать что-то делать. Самое важное для ученого — связь науки и практики, а тут как раз была возможность здесь и сейчас быть полезным для людей», — так доктор рассказывает о том, с какими чувствами столкнулись врачи, когда в России появились первые пациенты, зараженные COVID-19.

Идея изучить влияние вируса на сердечно-сосудистую систему возникла почти сразу. По словам Елены Ярославской первые пациенты после того, как выписывались из стационара были потеряны — не знали, что делать дальше, к кому обращаться за помощью. 

«Они практически повисали в воздухе, так как идти в поликлинику по месту жительства боялись, там тоже мог быть COVID, про антитела еще толком никто ничего не знал. Люди оставались наедине со своими страхами, что там у них творилось с сердечно-сосудистой системой — большой вопрос. Так как я занимаюсь изучением сердца, меня интересовала именно эта система. Мы заключили договор с крупнейшим моноинфекционным госпиталем Тюмени на базе Областной клинической больницы №1 и стали лично обзванивать пациентов, перенесших болезнь. Всех 380 человек для обследования я собрала практически своими руками», — вспоминает ученая. 

У сотрудников Тюменского кардиологического научного центра уже есть первые пилотные результаты исследования. Из 380 пациентов в однолетнее обследование пока попали 106 человек, наблюдение за остальными пациентами будет завершено через девять месяцев. 

«Из 100% людей, вошедших в «пилотное» исследование, у 52% выявилась сердечно-сосудистая патология. Мы уверены, что COVID — это триггер, который не столько создает новые патологии, сколько усиливает уже имеющиеся. Мы очень осторожно относимся к этим результатам, они пока предварительные. Через девять месяцев закончим обследование нашей группы пациентов, затем уже займемся обработкой собранного материала, написанием статей и озвучим точные данные», — делится эксперт.

Как специалист, изучающий эту инфекцию, Елена Ярославская всем, кто перенес COVID-ассоциированную пневмонию, рекомендует не переставать следить за своим здоровьем и после выздоровления — как минимум, важно регулярно наблюдаться у терапевта. 

Бесконечное пожаротушение

Врачебную практику и научную деятельность Елена Ильинична совмещает с образовательной: она — профессор учебно-методического отдела Тюменского кардиоцентра, читает лекции и проводит занятия по специальностям «Эхокардиография», «Ультразвуковая диагностика», участвует в разработке курсов повышения квалификации в системе непрерывного медицинского образования.

Ученая является автором свыше 200 печатных трудов, в том числе англоязычных, одной монографии, четырех патентов на изобретение, и соавтором двух программ для ЭВМ, получивших государственную регистрацию.

В 2017 году, уже будучи ведущим научным сотрудником Лаборатории инструментальной диагностики научного отдела инструментальных методов исследования, Елена Ярославская окончила Тюменский государственный университет по специальности «Лингвистика» с углубленным изучением английского языка. 

«Большая часть медицинских статей публикуется на английском. Чтобы не только читать, но и уметь писать — надо же себя позиционировать в международной медицинской среде, — я пошла учиться на лингвиста, отучилась 3,5 года. Эти знания мне очень пригодились, свои научные статьи я пишу на английском сама, без помощи переводчиков», — объясняет Елена Ярославская. 

На вопрос, как она все успевает, ученая отшучивается.  

«Никак. Ничего не успеваю, все время каким-то пожаротушением занимаюсь», — говорит она.

И добавляет: «На самом деле, если складывается по-другому, вдруг появляется передышка, то нет ощущения, что живу полной жизнью». 

Читать также