Коллектив планетологов из России, Финляндии и США получил новые сведения об условиях на Меркурии

Группа ученых из России, Финляндии и США впервые проанализировала факторы, определяющие количество валунов на поверхности ближайшей к Солнцу планеты, — Меркурия. Сравнительно небольшое их количество планетологи объясняют редкими случаями образования и быстрым процессом разрушения. Исследование опубликовано в журнале Iсarus, посвященном вопросам изучения Солнечной и других планетных систем.

Исследователи сравнили снимки самой маленькой планеты Солнечной системы и Луны. Размеры и поверхности этих объектов схожи. Коллектив промониторил порядка 3 тыс. изображений Меркурия, полученных в 2015 году на последней фазе полетов над ним автоматической межпланетной станции Messenger, и нашел на них 14 валунов размером до 5 м. После чего планетологи изучили фотографии лунной поверхности, сделанные автоматической станцией Lunar Reconnaissance Orbiter, запущенной к Луне в 2009 году. Для корректного сравнения «портреты» спутника Земли с высоким разрешением пришлось специально ухудшить до качества меркурианских фотографий.

«Сопоставление материалов привело нас к выводу о том, что на Меркурии валуны встречаются примерно в 30 раз реже, чем на Луне. Конечно, это количественное соотношение не является точным. Тем не менее, мы можем уверенно сделать вывод, что валуны на Меркурии — явление гораздо более редкое, чем на Луне», — подчеркивает Михаил Креславский, научный сотрудник Калифорнийского университета.

Ученые полагают, что такая разница определяется несколькими факторами. Первый из них — качества микрометеоритного потока на Меркурии. Из-за близости к Солнцу он в 50 раз обильнее и 1,5–5,5 раз быстрее потока на Луну. Микрочастицы, ударяясь о меркурианские валуны, стачивают их почти в 15 раз быстрее, чем на Луне.

На разницу в количестве валунов также влияет более толстый слой сыпучего грунта (реголита) на Меркурии. Он образуется в результате все того же микрометеоритного потока и защищает планету от ударов космических объектов и, следовательно, от выбивания валунов из грунта.

Третьим фактором ученые называют циклические изменения температуры на Меркурии в течение солнечного дня, который равняется 176 земным суткам. Как самая близкая к Солнцу планета, он отличается максимальными в системе перепадами: от -180°C до +430°.

«Большое термическое напряжение, которое в 2,5 раза сильнее, чем на Луне, вызывает быструю усталость материала, многочисленные крупные и микротрещины и — в конечном счете — разрушение валунов. На Луне же срок их “жизни” достигает 100 млн лет», — поясняет Мария Грицевич, старший научный сотрудник Уральского федерального университета и доцент кафедры планетных исследований Университета Хельсинки.

Коллектив отмечает, что исследования поверхности космических объектов могут быть продолжены по итогам следующей миссии к Меркурию. Согласно планам, к 2025 году планету должна достигнуть новая автоматическая станция Европейского космического агентства с японским участием, BepiColombo, запущенная в октябре 2018 года.



Читать также